История появления цветного фото

Опубликовано в №12 от 28.12.18
Вы знали, что у Льва Толстого были цветные фото еще при жизни? Вы тоже привыкли думать, что его цветной портрет - это результат современных дизайнеров, которые научились раскрашивать старые снимки? Представьте, нет. Был такой человек-чудесник, господин Проскудин-Горский. Он опередил время на многие годы и сделал то, что его современники считали настоящим чудом.

Фонарщик Фаролеро

Тот, кто рассказывает удивительные истории прошлого
- Давайте на некоторое время перенесемся в Лондон 1861 года и представим себя участниками занимательного эксперимента в особняке на улице Абермарл, Пикадилли.
Фаролеро хлопнул в ладоши, и в маленьком зале мгновенно погас свет. Фонарщик забрёл в это маленькое кафе, чтобы согреться горячим напитком. И единственное, чем он мог заплатить за чашечку кофе с молочной пенкой, - это его плащ и хорошая история. Хозяин кафе не принял старый потертый плащ Фаролеро - слишком высокая цена в морозную зиму. А вот хорошая история - равноценный обмен, ведь она способна согреть не хуже самого горячего напитка.
Фонарщик хлопнул в ладоши второй раз, и волшебный фонарь загорелся ярче всех рождественских огней, а на стене перед гостями появилась картинка с изображением завязанной ленточки. Гости мгновенно забыли обо всем, что их так волновало еще мгновенье назад. Они замерли в ожидании чуда.
Весь мир тогда обсуждал «Манифест» Александра II об отмене крепостного права. Все мучались вопросом, что  ждёт Россию. Могло ли в этот год произойти что-то более значимое и удивительное?! Наверное, нет. Английский физик Джеймс Клерк Максвелл и не претендовал на то, чтобы привлечь к себе внимание широкой общественности. Он был поглощен работой. Хотел доказать свою теорию трех основных цветов. Наконец ему представилась такая возможность - он читает лекцию перед «Лондонским королевским обществом по развитию знаний о природе». «Королевское общество» с момента своего основания не признавало бездоказательных теорий, и даже признанные авторитеты  должны были подтверждать свои суждения убедительными расчетами. Чтобы привести окончательное, уже бесспорное доказательство своей трехкомпонентной теории, Максвелл решается на немыслимый для того времени эксперимент - демонстрацию первой в мире цветной фотографии.
Он обратился к самому искушенному фотографу того времени - Томассу Саттонну. Идея сделать фотографию цветной показалась тому абсурдной, ведь даже черно-белые снимки давались каждому фотографу с трудом из-за немыслимых характеристик пластинок. Максвеллу стоило больших усилий уговорить фотографа на эксперимент.
Джентльмены последовательно сфотографировали завязанную узлом ленту из шотландской ткани с традиционным клетчатым орнаментом через разноцветные фильтры: зелёный, красный и синий. Освещая затем негативы через те же фильтры, удалось получить полноцветную проекцию снимка. Это был полный триумф трехкомпонентной теории цвета. И никто тогда не понял, что главное значение этого дня было вовсе не в торжестве доказанной теории, а в том, что мир узнал цветную фотографию!
Этот снимок фонарщик и спроецировал на стену. Пока публика разглядывала рябой бант, Фаролеро подлил масла в фонарь, чтобы продолжить свой рассказ. Он звонко щелкнул пальцами - и картинка сменилась. Теперь это был черно-белый портрет полноватого мужчины с густой шевелюрой и ухоженными усами. Опытный путешественник догадался бы, что перед ним немец, но для обычного человека это был лишь незнакомец в очках и пошитом по фигуре костюме-тройке.
- Технология получения цветной фотографии, предложенная Максвеллом, получила название «цветоделение». Однако она еще не была готова  для широкого применения. Потребовалось почти 40 лет, чтобы научиться правильно передавать все натуральные цвета, улавливая их малейшие оттенки. Для этого требовалось покрывать стеклянные пластины специальной эмульсией сложного состава, делающей их одинаково чувствительными ко всему цветовому спектру.
Над этой задачей бились выдающиеся ученые. Главным специалистом по цветоделению в начале XX века был профессор Адольф Митте. Он создал несколько видов сенсибилизаторов, которые делали фотопластинку чувствительной во всем световом спектре, и разработал первый вариант цветной фотокамеры. Так появилась техническая база для создания фотографических «картин в натуральных красках».
Какой бы красочной ни была картинка, она никогда не покажет то, что осталось за границами. Так и эта история имеет продолжение еще более занимательное. Митте создал технологию, но развивал и реализовывал ее совсем другой человек - Сергей Михайлович Прокудин-Горский. О нём-то и будет моя история.
Фаролеро снова щелкнул пальцами и черно-белая фотография сменилась на цветную. Мужчина в черном костюме, шейном платке и шляпе. Худощавое телосложение, очки, усы - заурядная внешность, ничем не выдающая ни профессию, ни национальность. Пейзаж подсказывал, что незнакомец предположительно находится в России. Он сидел на камне среди кривых зеленых деревьев и держал в руках трость. Казалось, что он куда-то шел и присел только для того, чтобы сфотографироваться и снова вернуться к своим важным делам.
Прокудин-Горский трудился вместе с Адольфом Мите в лаборатории Высшей технической школы в Шарлоттенбурге близ Берлина. Никто не знал историю его молодости, и от этого неведения личность Сергея Михайловича обрастала мифами и легендам. Достоверно было известно, что он принадлежал к одному из старейших дворянских родов России. Наверное, это единственное, во что верили коллеги учёного. Ведь даже достоверные факты о преподавателе химии некоторые воспринимали как сказки. К примеру, мало кто верил, что Прокудин-Горский был учеником самого Дмитрия Менделеева. И даже пересказанные им воспоминания о временах учебы в Петербургском университете и полете Менделеева на воздушном шаре для наблюдения солнечного затмения не могли убедить в профессионализме загадочного русского скептически настроенных иностранных коллег.
Именно Менделеев пробудил у молодого Прокудина-Горского интерес к химии. Одной из научных проблем, которыми в то время занимался гениальный русский химик, был ортохроматизм, учение о правильной передаче цвета в черно-белой фотографии. Эта проблема имела прямое отношение к развитию метода цветной съемки путем цветоделения. Пройдет совсем немного времени, и Прокудин-Горский станет использовать этот метод. Однако во время своего обучения ни о каких серьезных занятиях химией и тем более цветной фотографией не было и речи.
После окончания института Прокудин-Горский некоторое время работал в Высшей технической школе в Шарлоттенбурге. Именно в этот период пребывания в Германии он и познакомился с Адольфом Мите. Вместе ученые пытались определить технологию, позволяющую передавать на фото натуральные цвета. Потом в Париже Прокудин-Горский продолжил занятия в лаборатории известного химика Эдме Жюля Момене и по возвращении в Россию с жадностью погрузился в изучение цветной фотографии.
Фотографическое дело всё больше захватывает Прокудина-Горского. Одновременно в нём начинают проявляться деловые, предпринимательские качества, стремление поставить научные знания и опыт на службу собственному бизнесу, добиться не только научного признания, но и полной материальной независимости.
В конце лета 1901 года в Петербурге Прокудин-Горский открыл фотоцинкографическую и фототехническую мастерскую, при которой позднее располагалась лаборатория и редакция журнала «Фотограф-любитель». А в декабре 1902 года изобретатель объявил о создании цветных диапозитивов по методу трёхцветной фотографии А. Мите.
Газеты пестрили заголовками «Ученик превзошел учителя». И действительно, используя незаурядные познания в химии, Прокудин-Горский создал свой рецепт эмульсии, обеспечивший полную натуральность красок.
В 1903 году лучшие германские фирмы «Гёрц» и «Бермполь» строят по чертежам А. Мите для Прокудина-Горского специальное оборудование для цветной съемки и проекции полученных цветных изображений. Уже тогда Прокудин-Горский мог печатать свои цветные фотографии в весьма приличном качестве в виде открыток и книжных иллюстраций, но их подлинная красота и качество раскрывались только путем проекции изображения непосредственно с пластины на большом экране. Во время первых демонстраций таких слайдов (говоря современным языком) в Петербурге и Москве зимой 1905 года зрители не могли скрыть своего изумления и восторга от увиденного, вставали с мест и устраивали автору бурные овации. В России началась эра цветной фотографии!
Едва получив в своё распоряжение оборудование и фотоматериалы, Прокудин-Горский спешит запечатлеть в «натуральных красках» свою необъятную страну со всеми её многочисленными достопримечательностями и красивыми уголками.
Фаролеро в очередной раз щелкнул пальцами, и на стене стали появляться осенние красоты Карельского перешейка, Сайменского канала и Сайменского озера. Грозные дагестанские горы с их окрестными ущельями и селеньями сменялись на южные красоты Черноморского побережья, колоритные малороссийские хутора в Курской губернии и белоснежные зимние пейзажи под Лугой.
- Условий для съемки – почти никаких. Для смены кассет русский фотограф соорудил самодельную походную палатку. Денег на съемку тоже не хватало. После первого успеха своих цветных проекций на публичных показах фотограф задумывается, как дальше использовать столь замечательное изобретение? Безусловно, оно должно приносить какой-то доход, тем более что никто, кроме него, в России не умеет делать цветные фотографии. Ответ лежит на поверхности — открытки! Они расходились неплохими тиражами, и к тому же мастерская-фотоцинкография на Подъяческой, 22 давно уже освоила их производство, в том числе и в цвете.
Так Прокудин-Горский отправляется в первую большую фотопоездку по Российской империи. За короткий срок сняты более 300 видов Петербурга, Киева, Курска, Севастополя (в том числе броненосец «Потемкин»!), почти весь Крым, Новороссийск, Сочи, Гагры. Все эти снимки он планировал издать в виде фотооткрыток по договору с Общиной Святой Евгении. И тут фотографа постигает первый жестокий удар истории: из-за полного расстройства экономики в стране Община Святой Евгении не в состоянии оплатить его работу - и договор растрогается. Почти весь отснятый материал бесследно исчезает!
На какое-то время Прокудин-Горский прекращает фотоэкспедиции. В 1906-1908 гг. он занят популяризацией своих достижений в области цветной фотографии, участием в научных конгрессах, преподавательской и издательской работой, редактированием журнала «Фотограф-любитель». Его жизнь идет своим чередом и меняется с новой поездкой.
Внезапно привычные пейзажи из волшебного фонаря сменили изображения красочной мозаики, фруктовых лавок, ярких ковров и женщин, скрывающих свое лицо. Фаролеро осветил совершенно иной мир, незнакомый петербуржцам. В то время как за окном кафе острые снежинки кололи щеки прохожим, яркие картинки на стене рассказывали о теплой стране с душистыми цветами, смуглыми продавцами лепешек и верблюдами, нагруженными тюками с хлопком. Это был совершенно другой мир. Это был Туркестан.
- Поездка в это сказочное место многому научила Прокудина-Горского. В Туркестан Сергей Михайлович отправился вместе с экспедицией Русского географического общества, членом которого он стал еще в 1900 году. Основная цель поездки была запечатлеть солнечное затмение. Из-за густой облачности этого сделать так и не удалось, зато фотограф с увлечением снимал старинные памятники Бухары и Самарканда, колоритные местные типажи. И именно там Прокудин-Горский осознал, что самое важное предназначение цветной фотографии – запечатление всего того, что является подлинными достопримечательностями Российской империи.
Прошло еще много месяцев в повседневных заботах: семейные дела, научная работа, преподавание, редактирование журнала, руководство фотомеханической мастерской, участие в общественной жизни, выставках, конгрессах, съездах. Всё это время мысль о великом предназначении цветной фотографии не оставляет его, он ищет возможности её применения. Тогда у Сергея Михайлович рождается идея сделать фотопортрет своего самого выдающегося современника — писателя Льва Толстого. Случай подходящий — 80-летний юбилей писателя. Напечатанный в виде открыток, журнальных иллюстраций и «настенных картин» этот портрет разошелся по всей стране, а вместе с ним – и слава о «мастере натурального цвета».
Прокудина-Горского всё чаще приглашают для демонстрации своих чудесных проекций на вечера, где собирается высшее общество. И совсем скоро на аудиенцию его приглашает сам Государь Император. Это был звездный билет - и Прокудин-Горский не упустил своего шанса. 3 мая 1909 г. состоялась судьбоносная встреча с царем.
Очарованный показанными цветными снимками, Николай II предоставляет Прокудину-Горскому необходимые транспортные средства и дает разрешение снимать в любых местах, с тем, чтобы фотограф мог запечатлеть «в натуральных красках» все основные достопримечательности Российской империи - от Балтийского моря до Тихого океана. Эти уникальные фотоматериалы Прокудин-Горский хотел использовать, прежде всего, для целей народного просвещения – установить в каждом училище проектор и показывать на цветных слайдах-диапозитивах подрастающему поколению всё богатство и красоту бескрайней страны. Этот новый учебный предмет должен был называться «Родиноведение».
Для этого фотографу были выданы два специальных разрешения. В первом говорилось, что Его Императорское Величество высочайшие дозволяет ему пребывать в любых местах, независимо от секретности, и фотографировать даже стратегически важные объекты. Вторым был указ министра, где объявлялось, что Император считает миссию, возложенную на Прокудина-Горского, настолько важной, что все официальные лица должны ему содействовать «в любом месте и в любое время». Для путешествия фотографу выделили в полное распоряжение помощника по организационным вопросам и специально приспособленный пульмановский вагон. В нем развернули прекрасно оснащенную лабораторию, включая темную комнату, чтобы проявлять фотопластинки даже в пути. В вагоне разместился сам фотограф и его ассистенты, в том числе его 22-летний сын Дмитрий.
Работа русского фотографа была обставлена очень хорошо, однако она была очень трудна, требовала огромного терпения, знания, опыта. Порой приходилось делать снимки в очень трудных условиях. А поздно вечером их нужно было проявить в лаборатории вагона, и иногда работа затягивалась до поздней ночи, особенно если погода была неблагоприятна и нужно было выяснить, не окажется ли необходимым повторить съемку при другом освещении прежде, чем уехать в следующий намеченный пункт.
В 1909—1915 годах Прокудин-Горский объездил значительную часть России, фотографируя старинные храмы и монастыри, виды городов, поля и леса, бытовые сцены русской глубинки. Вся работа, кроме транспортных расходов, производилась на личные средства Сергея Михайловича. Результатом этого труда стали сотни цветных фотографий, каждая из которых является уникальным документом своей эпохи.
Но огромные вложения приводят к финансовым проблемам, и с 1913 года Прокудин-Горский всё больше внимания уделяет предпринимательской деятельности, делая особый упор на привлечение к своим проектам крупных капиталистов. Так он учреждает «Товарищество на вере под фирмою «Торговый дом С.М. Прокудин-Горский и К0».
Спустя год организуется Акционерное общество «Биохром» (услуги по цветной фотографии и по печатанию фотографий) с основным капиталом в 2 миллиона рублей, которому передается вся собственность «Торгового дома». Прокудин-Горский с весьма скромным пакетом акций входит в состав правления. И в качестве своего вклада в уставный капитал он передает «Биохрому» права на свою коллекцию снимков.
Сергей Михайлович по-прежнему стремится найти источник дохода и пытается наладить массовый выпуск недорогих диапозитивов со снимков своей коллекции. Но в условиях трудного военного времени дело не получает коммерческого успеха. А все выпущенные «картинки для волшебного фонаря» Прокудина-Горского словно испаряются - до сих пор исследователям не удалось обнаружить в России ни одного экземпляра этих диапозитивов. Удивительно!
Русский фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский был талантливейшим человеком. Его талант не зависел ни от смены стран, ни от перехода в новое столетие, ни от смены власти. Знания и опыт Сергея Михайловича были востребованы новым правительством и после Октябрьской революции 1917 года, прежде всего как крупнейшего специалиста по цветной печати. Прокудинская типография на Б. Подъяческой, 22 беспрерывно получала заказы от советских властей.
В августе 1918 года Прокудин-Горский по поручению Наркомпроса отправился в командировку в Норвегию с целью закупки проекционного оборудования для низших школ. Быть может, у мастера в тот момент возникла надежда, что новая власть позволит ему осуществить мечту, так и не сбывшуюся при царском режиме – чтобы его цветные снимки увидели миллионы школьников и студентов по всей России? Но ему уже было не суждено вернуться на Родину. Начинавшаяся в стране гражданская война делала практически невозможной дальнейшую работу в области цветной фотографии и кино. Командировка превратилась в эмиграцию.
Поэтому в сентябре 1919 года он перебрался из Норвегии в Англию, где продолжил работу по созданию цветного кино. Всю аппаратуру приходилось делать заново, буквально «на коленке», так как денег катастрофически не хватало. С 1921 года Прокудин-Горский жил во Франции, куда позднее из России перебрались члены его семьи. Работа по созданию цветного кино к 1923 году из-за недостатка денежных средств окончательно потерпела фиаско. Ученому-эмигранту оставалось только заняться привычным фоторемеслом вместе со своими сыновьями, чтобы хоть как-то прокормиться в чужой стране. Также Сергей Михайлович выступал с лекциями на различных мероприятиях русской общины во Франции, демонстрируя свои снимки.
А что же стало с его знаменитой коллекцией? Благодаря удачно сложившимся обстоятельствам, Прокудину-Горскому удалось получить разрешение на вывоз наиболее интересной её части (2300 негативов). Но когда и при каких обстоятельствах это произошло – до сих пор никому не известно.
Фаролеро снова щелкнул пальцами – но новая картина не вызывала радости у зрителей. На ней была могила Сергея Михайловича на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Дата - 27 сентября 1944 год.
Публика ахнула от неожиданной смены картинок, а фонарщик решительно хлопнул два раза в ладоши, и волшебный фонарь погас. В зале зажегся теплый свет, и на стене, служившей экраном, мгновенно проявились трещины светлой штукатурки, следы от старых картин и головки ржавых гвоздей. Публика нетерпеливо ждала продолжения истории и сыпала корицу мимо чашек.
Но могла ли закончиться эта история?! Ее продолжение - в каждом в семейном снимке у камина, трогательном портрете с признанием в любви и смешной карточке с отдыха на море. Долгое время, во время оккупации, коллекция Прокудина-Горского лежала в сырых парижских подвалах и, казалось бы, уже потеряла свою ценность. Но вскоре Библиотека Конгресса США выкупила коллекцию у наследников Сергея Михайловича. На несколько десятилетий о ней совершенно забыли. И вот, в начале XXI века, в небольшом кафе старый путник с волшебным фонарем поделился фотоисторией за чашку теплого кофе с молочной пенкой. Так спустя десятилетия состоялось триумфальное возвращение Прокудина-Горского на Родину.

Другие статьи этой рубрики

Фасилитация для лидера

Исторический скан - пошаговая инструкция метода

25 Октября 302

«Исторический скан» - это инструмент вовлечения команды, который помогает подготовиться к будущему через путешествие по событиям прошлого, прорисовать в деталях прошлые события для того, чтобы построить общую историю, благодаря которой у...

Фасилитация для лидера

Фасилитация в семье. Не манипуляции, а гармоничная и целостная жизнь

25 Октября 200

- Использую ли я фасилитацию в семье? Осознанно нет. Это скорее стало моим стилем жизни, образом мышления, отношением к действительности и к людям: экологично, с уважением, из добра и с интересом. Я выработала навык больше задавать вопро...

Фасилитация для лидера

Ретроспектива. Как провести.

25 Октября 389

Большинство людей не любят подводить итоги. Даже привычные к ретроспективе scrum-команды нет-нет да забывают об этом. Почему? Подведение итогов - это трудно. Трудно эмоционально. Требует много времени и энергии. К тому же ты не знаешь, ч...

Фасилитация для лидера

Секреты фасилитации от Майкла Вилкинсона

25 Октября 291

Майкл Вилкинсон, наш американский Учитель, друг и партнер, — признанный мастер вовлечения и увлечения. Он не дает расслабиться и отвлечься, его выступления на конференциях запоминаются надолго, на его тренингах и сессиях участвует каждый...

Фасилитация для лидера

Зачем нужны корпоративные ценности: Как работает «управление по ценностям»?

25 Октября 254

Я написала статью «Зачем компании нужны ценности?» 4 года назад. Это был крик души на абсурд. Та статья до сих пор остаётся одной из самых читаемых на сайте «Правил Игры», и после неё регулярно приходят запросы на проведение идеологическ...

Фасилитация для лидера

История появления цветного фото

25 Октября 320

Вы знали, что у Льва Толстого были цветные фото еще при жизни? Вы тоже привыкли думать, что его цветной портрет - это результат современных дизайнеров, которые научились раскрашивать старые снимки? Представьте, нет. Был такой человек-чуд...